Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр с реальными отзывами, прямо у нас на сайте.
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Пессимистические представления о старческом упадке (3)


Теории Гаррисона, Берроу, Льюиса и т. д. о бессмертии культур эмбриональных гистологических элементов. Гистологические культуры, похоже, подтверждают гипотезу о потенциальном бессмертии эмбриональных клеток. Уже Гаррисон в 1906 г. культивировал кусочки спинного мозга головастика амфибии, хранившиеся во влажной камере и в плазме крови или лимфы того же самого животного. И он заметил, что нервные элементы переживают много дней и что самые молодые эмбриональные (зародышевые клетки) выпускают отростки, или аксоны, которые пронизывают плазму и активно ветвятся. Он подтвердил, что всякое нервное волокно в фазе роста оканчивается в эмбрионе, как мы еще раньше показали, в виде конуса или булавы, покрытой шипиками. Но ему не удалось уловить размножения рудиментарных невром.

Если вместо нервной ткани в этих культурах in vitro используются для посева эмбриональные соединительнотканные или эпителиальные клетки (Берроу — Burrow, Льюис — Lewis, Ламберт — Lambert, Леб), то удается получить в плазме и чисто солевых растворах не только колонии здоровой соединительной ткани, но и размножение патологических тканей (саркома, карцинома) при последовательной пересадке зачатков колоний (Cariie, Ламберт, Ebbeling, Леб и т. д.). В последнее время, усовершенствовав метод и взяв для посева ткани куриного эмбриона, а в качестве среды плазму того же самого животного, добавив сок эмбрионов, удалось получить серии неограниченно возобновляющихся культур. Некоторые авторы, такие как Леви (1933), доходят до утверждения, что таким способом можно захватить митоз, или деление эмбриональных нервных клеток (вероятно, после их дедифференциации). Во всяком случае, нельзя было создать целых органов и по крайней мере характерной для организмов замечательной анатомической и физиологической координации. Отойдя от этого, легко застать дедифференциацию культивированных элементов, отступивших назад к эмбриональным фазам.

Итак, из этих поразительных опытов делается вывод, что эксплактированные эмбриональные могут жить неограниченно как простейшие с единственной мерой предосторожности поддерживать температуру и обновлять питательную срйду для удаления продуктов диссимиляции.

Следует здесь задать все тот же острый вопрос по поводу неограниченного размножения простейших. Акт деления, не содержит ли он в себе смерть, то есть, прекращение существования индивидуальности, вместо того, чтобы представлять собой, по мнению Вейсмана, очевидное доказательство бессмертия недифференцированных клеток? Из обоих толкований я считаю более защитимым первое.

Теория Мино. Усвоив некоторые постулаты Вейсмана (бессмертие простейших и некоторых элементарных растений), он подкрепляет собственными наблюдениями неизбежность упадка и смерти. Основываясь на тщательных измерениях роста морской свинки в ее различных жизненных фазах, он утверждает, что старость начинается уже в расцвете молодости и является неотвратимым следствием тонкой дифференциации, внезапно проявляющейся в протоплазме соматических клеток и связанной с возрастающим увеличением протоплазмы. Несомненно, что клетка потенциально бессмертна, но упомянутая протоплазматическая дифференциация (цитоморфоз) и особенно тесное соотношение, установленное между всеми тканями, вызывают то, что когда какая-либо важная группа повреждается или умирает, гибнут и все остальные. «Сохранность всего основывается, таким образом, на структурной целостности каждой из его частей». Так как протоплазматическая дифференциация увеличивается с возрастом, всегда наступает момент, когда она оказывается несовместимой с существованием клеточной колонии.

Теория эта страдает некоторыми неточностями. В ней подразумевается, что с возрастом увеличивается дифференцированная протоплазма, а в действительности она уменьшается (нервные клетки, клетки желез, мышц и т. д.). Отсюда заметнейшая атрофия мозга и многих органов. Мино, кажется, пренебрегает тем фактом, что с самого раннего возраста (с детства и, безусловно, в период эмбриональной жизни) дифференцируются нервные и мышечные клетки, которые совершенно теряют свою способность делиться; они будут расти по величине, но не по численности. Итак, любой человек обладает неизменным набором нейронов, которые он должен использовать как можно лучше, расширив их приспособительную дифференциацию и умножив или усилив их распространение упражнениями, но без возможности увеличить их состав, приобретенный в эмбриональной жизни. Подобно Вейсману, Мино считает смерть полезной виду. «Если бы животное жило бесконечно долго, оно все больше и больше повреждалось бы в результате случайностей среды и травматизма...» «Смерти мы обязаны нашей организацией и нашим положением людей; благодаря ей мы обладаем знаниями о нас самих, о мире и о подобных нам... и мы обязаны, наконец, ей возможностью тех человеческих отношений, которые являются самыми замечательными в нашем существовании». За эти и другие преимущества мы расплачиваемся ценой смерти. «Эта цена не чрезмерна. Никто из нас не захотел бы откатиться к состоянию низшего животного, которое постоянно увеличивало бы вид, не подвергаясь опасности смерти».

Источник: Книга о здоровье: Сборник/Сост.: Ю.В. Махотин, О.В. Карева, Т.Н. Лосева. Под ред. Ю.П. Лисицына.

Было полезно? 0



Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр онлайн, прямо у нас на сайте.
Специалисты со всей России с отзывами реальных людей. Отзывы публикуются только от людей, побывавших на приеме!
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Добавить комментарий
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив