Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр с реальными отзывами, прямо у нас на сайте.
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Методики экспериментальной патопсихологии. Пиктограмма


Метод разработан А. Р. Лурия для ис­следования опосредованного запоминания. С помощью этого метода можно исследовать объем опосредованной памяти, получить важные данные для исследования мышления (ха­рактера ассоциаций).

Больному предлагают запомнить 15-20 слов или сло­восочетаний. Среди них есть конкретные понятия: вкусный ужин, тяжелая работа, голодный ребенок, хромая учительни­ца, девочка под дождем и т.п. - и более отвлеченные: разви­тие, сомнение, справедливость и т. п. В зависимости от со­стояния мышления больного ему предлагаются преимущест­венно более конкретные или более абстрактные выражения для запоминания. Есть ряд выражений, который обязательно предлагается запомнить при необходимости отдифференци­ровать шизофренический процесс.

Примерный список слов для запоминания:

  1. Веселый праздник     
  2. Разлука
  3. Тяжелая работа           
  4. Ядовитый вопрос
  5. Вкусный ужин            
  6. Справедливость
  7. Богатство                   
  8. Счастье
  9. Дружба                    
  10. Теплый ветер
  11. Болезнь                    
  12. Печаль
  13. Развитие                     
  14. Надежда
  15. Смелый поступок        
  16. Голодный ребенок
  17. Сомнение                  
  18. Обман
  19. Темная ночь              
  20. Хромая учительница

При проведении методики очень важно с самого на­чала дать больному правильную инструкцию. Перед началом можно спросить, ведет ли он записные книжки, конспекты, как они помогают запоминать, учиться.

Затем больному говорят следующее: «Сейчас я буду называть слова и целые выражения, которые вы должны как следует запомнить, потому что вспоминать вы их будете не сразу, а через час, после того как выполним другие задания. Слов будет много, скажу вам их всего один раз, поэтому ста­райтесь быть как можно внимательнее. Для того чтобы вам было легче вспоминать, можно к каждому слову нарисовать что-либо такое, что поможет вам вспомнить заданное слово. Качество рисунка роли не играет, можно рисовать как угодно и что угодно, вы рисуете для себя. Не советую вам ничего писать (ни слова, ни буквы), как правило, это не помогает запоминанию».

Убедившись, что больной вполне понял инструкцию и справляется с заданием, можно продолжать эксперимент, тщательно протоколируя все высказывания больного. Обяза­тельно надо просить больного объяснить, что он рисует и как этот рисунок напомнит ему слово. Совершенно необходимо отмечать, при работе с каким именно понятием приходилось оказывать помощь больному. После того как больной запом­нил 15-20 слов, лист с рисунками откладывается в сторону и лишь в конце исследования (через час) больному предлагает­ся с помощью этих рисунков вспомнить слова.

Обработка и анализ полученных данных. Для анализа продуктивности опосредованного запоминания подсчитыва­ется количество слов, которые больные вспомнили через час. При сохранной памяти объем опосредованного воспроизве­дения не меньше 80 %.

Продуктивно сопоставление объема опосредованного и механического заучивания. В норме количество слов, за­ученных при помощи пиктограмм, превышает количество слов, заученных непосредственно.

Особый интерес для анализа состояния мышления представляют рисунки и объяснения больных. Прежде чем перейти к анализу самих ассоциаций, необходимо выяснить, доступна ли больному обобщенная символизация слова, т. е. может ли он подобрать такой знак, который легко нарисовать и который поможет вспомнить заданное слово. 

Человек с нормальным развитием мышления уже в 12-летнем возрасте (с образованием 4-5 классов) может по­добрать соответствующий образ: для слов «темная ночь» -темное окно, звезды на темном небе; для слова «разлука» -поезд, корабль, письмо и т. п.

Особенно важно установить адекватность ассоциаций и их разнообразие. Человек с нормально развитым мышлени­ем, как правило, подбирает для запоминания образы, четко отражающие содержание понятий, потому что только в этом случае рисунки выполняют свою функцию: помочь при вос­произведении. Какой бы абстрактный образ ни подобрал здоровый человек (знак вопроса к слову «сомнение»; линия, которая идет вверх, спираль к слову «развитие»; знак равен­ства к слову «справедливость» и т. п.), в самом рисунке или в объяснении к нему прослеживается связь с конкретным со­держанием (предмета или явления), которое надо запомнить. Образы, которые человек со здоровым мышлением использует для запоминания, бывают очень разнообразными. В одной и той же пиктограмме человек может нарисовать шарик и цветы для слова «веселый праздник», тарелку - к словам «вкусный ужин», человека, копающего яму - к сло­вам «тяжелая работа», знак вопроса - к слову «сомнение», глаза со слезами - к слову «печаль».

Анализ рисунков и высказываний больного проводит­ся и по критерию степени обобщенности опосредующего об­раза. При этом различают конкретно-ситуационные и абст­рактные образы.

Конкретно-ситуационными Б. В. Зейгарник предлага­ет называть такие рисунки, в которых больной старается изобразить какую-либо конкретную ситуацию, непосредственно связанную с запоминаемым словом. «Вкусный ужин» - это сидящие за столом люди с улыбающимися лицами, стол ус­тавлен вкусной едой; «дружба» - мальчик и девочка идут гу­лять, взявшись за руки, - они дружат; «тяжелая работа» - человек копает яму, выкопал глубоко, рядом высокая куча земли, с человека капает пот, ему очень тяжело; «сомне­ние» - сидит человек, руку приставил ко лбу, он сомнева­ется.

Абстрактным, отвлеченным образом мы будем назы­вать такие рисунки, в которых испытуемый, оттормаживая многие конкретные признаки понятия, выбирает такой, кото­рый выражает важный, существенный признак понятия и удобен для рисования. Например: «тяжелая работа» - моло­ток, лопата; «сомнение» - знак вопроса; «развитие» - стрелка вверх, диаграмма, спираль и т. п. На выбор рисунка для за­поминания оказывает влияние и личностный фактор (лично­стная окраска образов). В норме такие образы встречаются в пиктограммах. Запоминая слова «вкусный ужин», кто-то на­рисует курицу или яблоко, чашку с кофе или стакан кефира. Для слова «богатство», кто-то предлагает нарисовать деньги, кто-то - книги, кто-то - машину и т. п. Часто при этом до­бавляют, что «я на ужин стараюсь поменьше есть»; или: «я, не как другие, - от кофе лучше сплю»; или: «для меня богат­ство - это книги, всегда мечтал иметь их много-много».

Итак, в норме рисунки и объяснения к ним будут аде­кватны, разнообразны, степень обобщения окажется доста­точно высокой. Часть образов может отражать личностные особенности, профессию испытуемого.

Для больного со сниженным уровнем обобщения (конкретностью мышления) задание оказывается очень труд­ным.

При легкой степени умственной недостаточности больные могут подобрать отвлеченные образы для более конкретных понятий («тяжелая работа» - молот и наковальня), но более отвлеченные понятия ими так и не опосреду­ются.

После длительных размышлений они рисуют развер­нутую ситуацию, связанную с запоминаемым словом (для слов «темная ночь» - дом, видна комната, в которой погашен свет и вся семья лежит в своих кроватях и спит), для более отвлеченных понятий (сомнение, развитие и т. п.) ничего придумать не могут. С подобными затруднениями сталкива­ются больные олигофренией, эпилепсией, некоторые боль­ные с поражением сосудов головного мозга, отдаленными последствиями черепно-мозговых травм, а также перенесшие длительную интоксикацию.

Конкретно-ситуационные опосредующие образы чаще всего встречаются у больных с органическими заболевания­ми как отражение снижения уровня обобщения, конкретиза­ции его. Если здоровый человек использует для запоминания 2-5 таких образов (на 15-20 слов), то количество у больных с органическими заболеваниями оказывается гораздо большим (10-12).

Необходимо отметить и другой вид затруднений, свя­занных с изменением динамики познавательной деятельно­сти. Так, больные эпилепсией, склонные к инертности, об­стоятельности, справившись с задачей обобщения, никак не могут выбрать один наиболее удобный для них образ для за­поминания, не могут оттормозить всех конкретных связей заданного слова. Например, начав рисовать к слову «разви­тие» зернышко, они подробно рисуют целую серию этапов (7-8) этого развития от зернышка до ягод; запоминая слова «веселый праздник», больной рисует стол, подробно вырисо­вывает нарядную скатерть, посуду, людей, которые сидят во­круг стола в праздничной одежде, календарь на стене, цветы на окне. Все рисунки отделываются очень тщательно, мед­ленно. Больной возвращается и дорисовывает прежние ри­сунки, когда экспериментатор уже перешел к работе со сле­дующим понятием. Такие возвраты, трудности перехода от одного задания к другому свидетельствуют об инертности познавательной деятельности и поэтому должны тщательно протоколироваться. При различных органических поражени­ях головного мозга, приводящих к конкретизации мышления, затрудняющих его динамику (инертность), в «Пиктограмме» больные пользуются однообразными рисунками. Так, боль­ной к словам «веселый праздник» изображает человека, ко­торый веселится; затем рисует спящего человека к словам «темная ночь» и к словам «тяжелая работа» - человека, с ко­торого капает пот: он несет груз. Или же больная для запо­минания слова «болезнь» рисует себя в шапке («у меня болит голова, но, когда я в шапке, мне легче»). К слову «печаль» опять рисует себя в шапке («я печалюсь, что болею»). К сло­вам «вкусный ужин» рисует себя в шапке за столом («иногда утром я хожу без шапки, так как голова не болит, но к вечеру обязательно разболится, и я ужинаю в шапке»).

У больных с искажением процесса обобщения (при шизофрении) отмечается иное однообразие (пиктограмма представляет собой галочки, точки, линии: «дружба» - две вертикальные параллели; «болезнь» - две горизонтальные параллели; «справедливость» - прямая черта).

Преобладающие в пиктограммах больных шизофре­нией псевдоабстрактные, выхолощенные образы следует от­личать от абстрактных рисунков в норме. В псевдоабстракт­ных образах фактически утрачивается связь между опосре­дующим образом и содержанием заданного понятия. «Суж­дения отражают случайную сторону явлений, а не сущест­венные отношения между предметами... При решении экспе­риментальных задач актуализируются случайные ассоциа­ции, оторванные от конкретного опыта больного. Связи, ко­торыми оперируют больные, не отражают ни содержания яв­лений, ни смысловых отношений между ними» (Зейгарник, 1976). Больные этой группы относятся к заданию, как к чему-то очень легкому, они могут образовать любую связь безот­носительно к содержанию поставленной перед ними задачи.

Условность рисунка становится столь широкой и беспред­метной, что не отражает реального содержания слова, кото­рое больной запоминает.

С.В. Лонгинова отмечает, что условность рисунков доходит до абсурда, в связи с чем в них уже не содержится ничего от заданного понятия, поэтому они не могут служить средством для запоминания. Например, запоминая слово «сомнение», больная рисует угол и волнистую линию; для слов «хромая учительница» - четырехугольник.

Кроме бессодержательных, псевдоабстрактных обра­зов в пиктограммах больных часто встречаются образы, свя­занные с заданным понятием случайным, второстепенным, малозначимым признаком. Например: «сомнение» - больная рисует лист дерева, объясняет: «Лист летит с дерева сам»; для запоминания слова «развитие» больная изображает ве­ревку, которая на конце развивается. Для запоминания слов «смелый поступок» больная рисует след от ноги. Объясняет так: «Это стопа, в слове поступок тоже есть «стоп».

При пограничных заболеваниях в пиктограммах боль­ных преобладают личностные образы. Важно, что при раз­личных пограничных заболеваниях и эгоцентризм также бу­дет различным. Так, при реактивных состояниях больные связывают слова для запоминания с травмирующей ситуаци­ей, например, «печаль»: гроб - «Мужа похоронила, он у меня на руках умер, не успела даже «скорую помощь» вызвать». «Веселый праздник»: «Это я плачу - сына убили как раз на праздник, все веселятся, а мне еще хуже, хожу и плачу». «Тяжелая работа» - рубашка: «Это моя работа, к вечеру очень устаю».

При психопатиях преобладает оценочный эгоцен­тризм. Больной отказывается запоминать слова «хромая учи­тельница», так как он слишком уважает педагогов.

Если больные с истерией сами охотно рассказывают о своих переживаниях, хотя бы отдаленно связанных с задан­ным понятием, то при психастении приходится активно спрашивать у больного объяснения. Запоминая слово «со­мнение», больная рисует прямоугольник, после вопроса, как он поможет ей вспомнить слово, объясняет: «Нарисовала пу­тевку, я сейчас решаю: ехать мне после больницы в санато­рий или нет».

Итак, «Пиктограмма» дает большие возможности для исследования патологии познавательной деятельности.

Под редакцией профессора М. В. Коркиной.


Было полезно? 0



Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр онлайн, прямо у нас на сайте.
Специалисты со всей России с отзывами реальных людей. Отзывы публикуются только от людей, побывавших на приеме!
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Добавить комментарий
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив