Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр с реальными отзывами, прямо у нас на сайте.
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Нервная анорексия и булимия


Нервная анорексия (anorexia nervosa) занимает особое место в ряду пограничных психических заболеваний. Она развивается чаще у девушек в пубертатном и юношеском возрасте и выражается в сознательном отказе от еды с целью похудания, нарастающих вторичных соматоэндокринных сдвигах вплоть до кахексии и развития аменореи. Отказ от еды чаще связан с недовольством своей внешностью и, в ча­стности, избыточной полнотой (дисморфомания). Больные длительное время тщательно скрывают истинную причину похудания и безуспешно лечатся у различных врачей - терапевтов, гастроэнтерологов, эндокринологов, гинеколо­гов, невропатологов. Под наблюдением психиатров они ока­зываются, как правило, на стадии кахексии и по витальным показаниям стационируются в психиатрическую больницу, где и получают необходимое лечение. 


В динамике синдрома выделяют четыре стадии:



  • 1) ини­циальную,

  • 2) активной коррекции,

  • 3) кахексию,

  • 4) редукцию синдрома.


Инициальная стадия нервной анорексии имеет свои особенности. Больные выражают недовольство преимущест­венно избыточной полнотой либо всей фигуры, либо отдель­ных частей тела («толстый живот», «круглые щеки», «тол­стые бедра»). Больным не нравится их фигура, поскольку она не соответствует их идеалу, иногда же они стремятся к поху­данию с целью подражания кому-либо из ближайшего окру­жения. В отличие от типичного синдрома дисморфомании менее выражены идеи отношения и депрессия.

На стадии активной коррекции больные прибегают к различным способам похудания. Это прежде всего ограниче­ние количества пищи, исключение из пищевого рациона от­дельных продуктов, строгая диета, специальные физические упражнения (до полного изнурения), прием больших доз слабительных средств, применение клизм, искусственное вы­зывание рвоты с целью освобождения желудка от только что съеденной пищи, иногда в большом количестве, в связи с возможными приступами булимии (сильное чувство голода с невозможностью насыщения). На этой стадии наступает аме­норея, приобретающая стойкий характер.

На стадии кахексии имеется клиническая картина алиментарной дистрофии: снижение массы тела более чем на 50%, отсутствие подкожно-жировой клетчатки, сухость и бледность кожных покровов, акроцианоз, зябкость, ломкость ногтей, выпадение волос, разрушение зубов, брадикардия, снижение артериального давления, патология со стороны желудочно-кишечного тракта, возможны голодные отеки и т.д.

На более ранних стадиях нервной анорексии, несмот­ря на похудание, больные очень подвижны, активны, дея­тельны, в то время как на стадии кахексии наступает адина­мия, потеря трудоспособности. В связи с отсутствием крити­ки к состоянию больные продолжают голодать, несмотря на крайне низкий вес. В процессе лечения по мере повышения веса тела вновь усиливаются мысли об избыточной полноте, страх перед едой. При правильном лечении больные в тече­ние 2-3 мес. набирают вес до крайней границы нормы, одна­ко менструации восстанавливаются несколько позже - через 8 мес. - 1 год.

Необходимо учитывать, что синдром нервной анорек­сии может быть и начальным проявлением шизофреническо­го процесса, в связи с чем уже на ранних стадиях необходима правильная диагностика.

Дифференциально-диагностическим критерием син­дрома нервной анорексии при шизофрении является бредовой характер идей излишней полноты, возможность ограни­чения в еде по бредовым мотивам иного содержания (пища плохо переваривается, прием жирной пищи вызывает угри на лице), а также характер коррекции «дефекта» внешности в виде быстрой замены ограничения в еде и активных физиче­ских упражнений искусственным вызыванием рвоты и прие­мом больших доз слабительных средств. При шизофрении, в отличие от пограничной патологии, рвоты не сопровождают­ся тягостными вегетативными реакциями и приобретают ха­рактер патологии влечений. По мере прогрессирования забо­левания рвотам предшествуют периоды неутолимого голода, в связи с чем больные могут употреблять огромные количе­ства иногда малосъедобной пищи (ведро воды с мукой и са­харом). Одновременно у больных нарастают характерные для шизофрении изменения личности. Возможно появление навязчивостей, сенестопатий.

Больная С., 26 лет. С детства была несколько повышенного пита­ния. В 10 лет после длительного разглядывания себя в зеркале решила, что полновата, однако похудеть не пыталась. С 12 лет появилось недо­вольство «слишком полными бедрами и ягодицами». В 14 лет для кор­рекции фигуры непродолжительное время занималась шейпингом. С 14 до 18 лет начала исключать из пищевого рациона мучное и сладкое, но значительного снижения массы тела не происходило. К окончанию шко­лы вес был 65 кг при росте 160 см. В течение года работала библиотека­рем. В этот период отмечалось резкое ухудшение настроения с появлени­ем немотивированной тревоги, заниженной самооценки. По поводу де­прессии лечилась у психиатра. После лечения уехала в Ленинград, где поступила в ЛГУ. В Ленинграде больная испытывала значительные мате­риальные трудности, плохо питалась, похудела на 10 кг (до 55 кг). Друг больной хвалил ее фигуру. В течение 2 лет пребывала в повышенном на­строении с ощущением физической легкости, повышенной работоспо­собности, казалось, что «все в жизни легко и замечательно», спала 4-5 часов в сутки, была очень активна, легко и хорошо училась, похудела еще на 5 кг. Считала себя похожей на фотомодель. Усилила ограничения в еде, в течение года питалась исключительно морской капустой, сохра­нялся вес 48 кг. Вместе с тем на фоне нерегулярного питания нарушился стул, Появилась тенденция к запорам, для борьбы с которыми больная начала ежедневно принимать большие дозы слабительных.

С 20 лет начались эпизодические, 2-3 раза в месяц, переедания с последующим вызыванием рвот с целью уменьшения чувства тяжести в эпигастральной области и из-за страха прибавки массы тела. Для борьбы с появившимся и нарастающим на фоне ограничений в еде стойким уси­ленным чувством голода 2-3 раза в неделю начала принимать алкоголь­ные напитки (до 100 мл водки). На протяжении 2 лет сохранялось тре­вожно-тоскливое настроение, конфликты с матерью, появилась раздра­жительность, чувство утраты физической активности, быстрая утомляе­мость. Больная продолжала ограничивать себя в еде, «боялась излишней полноты» бедер, ягодиц, присоединилось недовольство «полными плеча­ми», продолжала злоупотреблять слабительными, 2-3 раза в неделю пере­едала и вызывала рвоты. Менструации стали нерегулярными. Скрывала свое состояние от матери и окружающих, продолжала принимать спирт­ные напитки, одновременно с этим хорошо успевала в институте, обслу­живала себя и мать. Отношения с однокурсниками не складывались из-за неуживчивости, высокомерного отношения к ним со стороны больной. Вес больной в этот период был 45 кг. Находясь на учебной практике в пионерском лагере, с целью понравиться коллеге практически прекратила прием пищи, похудела за 10 дней до 37 кг, не реагировала на обеспоко­енность сотрудников ее истощением. Испытывала чувство подъема сил, «прилива энергии», была «счастлива», активно и продуктивно работала, практически не спала, была в центре внимания и испытывала от этого удовольствие. Своим внешним видом была довольна, равнодушно отне­слась к наступлению аменореи. Однако по возвращении домой снова снизилось настроение, больная испытывала «упадок сил», все раздража­ло. В течение нескольких месяцев нормально питалась, однако вес вос­станавливался медленно, сохранялся значительный дефицит массы тела, а при достижении веса более 45 кг больная возобновила ограничения в еде, так как считала себя ожиревшей. Продолжала учиться «по инерции», замкнулась в себе. Депрессия сохранялась на протяжении нескольких лет. Нарастала частота перееданий и рвот. Начались «голодные» обморо­ки, больная была напугана своим состоянием, сама обратилась за помо­щью на кафедру психиатрии РУДН.

Соматически: резко пониженного питания. Вес 34 кг при росте 160 см. Подкожно-жировая клетчатка отсутствует. Кожные покровы зем­листого цвета, сухие, гипертрихоз. Кожа кистей рук со следами трещин, шелушащаяся. На указательном пальце правой руки мозоль от зубов из-за постоянного вызывания рвот. Слюнные железы увеличены в размере и болезненны. В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. Тоны серд­ца ритмичные. АД 80/40 мм. рт. ст., постоянная брадикардия, пульс -56 ударов в 1 мин. Живот мягкий, впавший, безболезненный при пальпа­ции. Мочеиспускание не нарушено. Стул - со склонностью к запорам. Аменорея на протяжении 4 лет.

Неврологически: снижение конвергенции, легкая асимметрия лица. Сухожильные рефлексы угнетены. Выраженный тремор кистей рук. Ско­лиоз грудного отдела позвоночника. Гипестезия нижних конечностей. Лицо пастозно. Шаткость в позе Ромберга. М-эхо: признаки внутриче­репной гипертензии.


Психическое состояние: при поступлении в сознании, ориентиро­вана. Беседует формально, на вопросы отвечает раздраженно. Напряжена, держится высокомерно, без чувства дистанции, несколько демонстратив­на. Требует к себе повышенного внимания, особых условий в отделении. Фон настроения снижен, эмоционально лабильна. Говорит, что ей нра­вится быть худой, не собирается весить более 45 кг. Просит помочь в преодолении приступов перееданий с последующим вызыванием рвот. После проведения разъяснительной психотерапевтической беседы дала согласие на лечение, стала угодливой, стремилась вызвать к себе жа­лость. Но при неудовлетворении ее требований легко озлоблялась, скан­далила, конфликтовала с другими пациентками, демонстративно избегала общения с некоторыми соседками по палате, жалобами и лестью пыта­лась настроить лечащего врача против них. В первое время ограничивала себя в еде из-за страхов переед едой и прибавкой веса. Постепенно пище­вое поведение нормализовалось, настроение выровнялось. Восстановле­ние массы тела в процессе лечения сопровождалось вегетативными и сомато-эндокринными нарушениями: отмечались частые профузные ноч­ные поты, тахикардия, пастозность лица, отеки конечностей, болезнен­ные парестезии по всему телу, «скручивающие» боли в области суставов и мышц конечностей. Больная часто жаловалась на головные боли, голо­вокружения, нарушения сна, боли и распирание в области пищевода и желудка после еды, мучительные запоры. За время лечения в стационаре прибавила в весе 11 кг. Дома соблюдала режим питания, прибавила в ве­се до 52 кг. На фоне лечения отмечалось улучшение состояния, была вос­становлена нормальная масса тела, стала значительно мягче, спокойнее, нормализовалось настроение. Появилась достаточная критика к болезни. Постепенно были снижены дозы лекарственных препаратов вплоть до полной их отмены.

Лечение должно быть комплексным. На стадии кахек­сии на первом месте стоит общеукрепляющая терапия, час­тое дробное питание, налаживание деятельности желудочно-кишечного тракта. Одновременно с целью снятия страха пе­ред едой назначаются небольшие дозы нейролептиков (этаперазин, аминазин). По выходе из кахексии важно удержать вес, преодолеть страх прибавки веса. На этом этапе также используются транквилизаторы и небольшие дозы нейролеп­тиков. Важное место в комплексном лечении занимает пси­хотерапия, преимущественно рациональная. Необходимо применение также семейной психотерапии. Успех лечения в большой степени зависит от правильного поведения родст­венников больных, что требует от врача специальной работы с ними.

Под редакцией профессора М. В. Коркиной.


Было полезно? 0



Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр онлайн, прямо у нас на сайте.
Специалисты со всей России с отзывами реальных людей. Отзывы публикуются только от людей, побывавших на приеме!
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Добавить комментарий
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив