Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр с реальными отзывами, прямо у нас на сайте.
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Реактивные психозы


Реактивная (психогенная) депрессия является наи­более частой формой реактивных психозов (составляет около 40% всех психогений). В отличие от естественной человече­ской реакции на тяжелое горе (подавленность, тоскливость), реактивная депрессия характеризуется степенью выраженно­сти депрессивных явлений, доминированием их над всеми другими переживаниями. 


Клиническая картина заболевания представлена так называемой депрессивной триадой. Состояние характеризуется подавленно­стью, чувством безнадежности, слезливостью, вегетативны­ми расстройствами, снижением аппетита, двигательной и идеаторной заторможенностью. Могут возникать сверхцен­ные идеи самообвинения, суицидальные мысли. Больные полностью фиксированы на психотравмирующей ситуации, односложно отвечают на вопросы, говорят тихим голосом только о случившемся. Обычно сидят в депрессивной позе, ссутулившись, опустив голову на грудь. При очень глубокой депрессии больной не может плакать. Его мысли постоянно возвращаются к имевшему место печальному событию. Воз­можно возникновение галлюцинаций, также отражающих психотравмирующую ситуацию (слышит голос умершего, его шаги). Содержание сновидений при поверхностном сне включает в себя травмирующие события. Больные требуют самого строгого контроля, так как им присущи суицидальные мысли, нередко отказ от еды. Длительность реактивной де­прессии обычно не превышает 2-3 месяцев, однако возмож­ны и затяжные психогенные депрессивные реакции. Выход из реактивной депрессии обычно постепенный.

Реактивное (психогенное) бредообразование вклю­чает реактивный параноид, психогенное паранойяльное бре­дообразование и индуцированный бред.

Реактивный параноид возникает в ситуации реальной угрозы для личности (реальная угроза преследования, воз­можность обвинения в неблаговидных поступках). Он выра­жается в убежденности больного в том, что к нему плохо от­носятся, его преследуют, его телефонные разговоры прослу­шивают и т. д. Больной слышит угрозу в свой адрес, о нем переговариваются, он испытывает галлюцинаторные и иллю­зорные переживания. В содержании бредовых идей (отноше­ния, преследования) и расстройств восприятия обязательно отражается психотравмирующая ситуация. Поведение боль­ного определяется бредовой оценкой окружающего. В фор­мировании реактивного параноида важная роль принадлежит личностным особенностям больного. Болезнь обычно про­должается несколько месяцев, однако возможно и затяжное течение.

К разновидностям этой патологии относится так на­зываемый железнодорожный параноид. В необычных усло­виях длительной дороги, окружения чужих людей, недосы­пания, нерегулярного питания, иногда алкоголизации у больных появляется тревога, мысли, что за ними наблюдают, следят, о них говорят, соседи по купе или вагону ведут себя подозрительно: переглядываются, перешептываются за спи­ной больного, хотят забрать его вещи. Больные могут слы­шать голоса угрожающего характера, нередко в страхе вы­прыгивают на ходу из вагона поезда или же покидают вагон на ближайшей остановке и садятся на первый попавшийся поезд, чтобы избежать «преследователей».

Иногда исходным моментом для развития реактивно­го параноида становится изоляция от окружающих, в частно­сти, у людей с резко пониженным слухом (бред преследова­ния тугоухих) или у людей, которые находятся среди гово­рящих на ином языке (бред преследования при иноязычном окружении).

Больной К., 35 лет, стационирован по путевке дежурного психи­атра, осмотревшего больного в аэропорту. Больной в течение 5 дней не мог купить билет на самолет, ночевал в зале ожидания, недосыпал, нере­гулярно питался, очень много курил, часто пил кофе, находился в посто­янном тревожном состоянии, так как летел на похороны сестры. На 5-й день пребывания в аэропорту, когда у больного уже был билет на руках и до отлета самолета осталось 10 часов, обратил внимание на то, что к нему приглядывается группа мужчин, говорящих на непонятном языке. Видел, как они несколько раз прошли мимо кресла, на котором он сидел. Через час встретил их в буфете, они подсели за его столик и стали задавать «нейтральные» вопросы. Понял, что его хотят ограбить. В страхе поки­нул буфет, проходя через зал ожидания, услышал голос: «Не торопись, милый». Через некоторое время тот же голос сказал: «Попался, голуб­чик». Когда вновь увидел недалеко от себя «группу преследователей», окончательно понял, что он стал жертвой преследования, его хотят огра­бить и убить. Обратился в отделение милиции с просьбой защитить его от «преследователей».

Психогенное паранойяльное бредообразование чаще всего отмечается у психопатических личностей со склонно­стью к образованию сверхценных идей, хотя может быть и у психически здоровых с особым складом личности (акцентуи­рованный характер). В условиях усиления психотравмирующей ситуации (измена близкого человека, несправедливое отношение и др.) сверхценная идея может сменяться пара­нойяльным бредом. Чаще встречается психогенный параной­яльный бред ревности, любовный, изобретательства, сутяж­ный. Важно отметить, что в клинической картине заболева­ния никогда не бывает расстройств восприятия (иллюзий, галлюцинаций). Бред отличается относительной правдопо­добностью, отсутствием нелепости фабулы и большой аф­фективной заряженностью.

Индуцированный бред (наведенный) развивается у че­ловека, близко контактирующего с душевнобольным, выска­зывающим бредовые идеи. Условиями формирования инду­цированного бреда являются:



  • 1) тесное общение, постоянный контакт с больным;

  • 2)  высокая авторитетность больного для индуцируе­мого;

  • 3)  повышенная внушаемость, невысокий интеллект, низкий образовательный уровень «индуцируемого» - разде­ляющего бредовые идеи больного;

  • 4)  постепенное развитие и правдоподобность содер­жания бредовых идей у больного-«индуктора».


Бредовые идеи могут быть любого содержания, но чаще - преследования.

Иногда индуцированный бред возникает у нескольких людей, тесно контактирующих с больным, чаще у членов се­мьи. Возможно массовое индуцированное помешательство.

Индуцированный бред необходимо дифференциро­вать от конформного бреда, когда тесно контактирующие между собой двое психически больных высказывают бред одного содержания.

Индуцированный бред очень непрочен и при изоля­ции от больного быстро и бесследно исчезает.

Больной X., 56 лет. В возрасте 54 лет стал чувствовать, что сосе­ди по площадке стали к нему относиться подозрительно, разговаривали о нем с «намеками», за что-то осуждали его. Вскоре один из соседей зашел к больному в квартиру и «как-то по-особому» осмотрел ее. Больной по­нял, что сосед хочет занять его квартиру, а его куда-то выселить или от­равить. Слышал, как сосед что-то сверлил в стенке, через некоторое вре­мя почувствовал на кухне особый запах, понял, что сосед через стену пропускает ядовитый газ. Поделился своими опасениями с женой, кото­рая поначалу не обратила на это никакого внимания, однако после на­стойчивого убеждения со стороны больного также стала чувствовать, что сосед пытается избавиться от них и завладеть квартирой. Чувствовала на кухне особый запах, поэтому, несмотря на морозы, постоянно держала на кухне открытым окно, чтобы «газ выветривался». Многократно обраща­лась в милицию с жалобами на соседа, несколько раз врывалась к нему в квартиру, чтобы «застать на месте преступления». В связи с неправиль­ным поведением больной и его жена были осмотрены психиатром и стационированы в разные отделения психиатрической больницы. Спустя месяц жена больного перестала высказывать бредовые идеи, с критикой оценивала пережитое, в то время как больной оставался абсолютно убеж­денным в том, что его хотят отравить или выжить из квартиры.

Ятрогении (iatros - врач + гр. genes - порождаемый, возникающий) - это различные психогенные реакции, вызванные неправильным обращением врача с больным. Пси­хогенные реакции, вызванные врачом, могут носить характер ипохондрического бреда, навязчивых страхов, сверхценных идей, реактивной депрессии. Ятрогении чаще всего возника­ют у тревожно-мнительных, сенситивных личностей или у лиц, астенизированных вследствие соматического или ин­фекционного заболевания.

Подобные болезненные состояния, вызванные непра­вильным поведением младшего или среднего медицинского персонала, носят название соррогений.

Больной Т., 16 лет. В возрасте 15 лет во время школьной диспан­серизации рентгенолог сказал больному, что у него типичное капельное сердце. Больной «пережил состояние ужаса», так как решил, что капель­ное сердце, как капля, в любой момент может оторваться. Резко снизи­лось настроение, перестал вставать с постели, опасался, что любое дви­жение может спровоцировать «отрыв сердца». Постоянно прислушивался к ощущениям со стороны сердца; чувствовал, что оно «бьется из послед­них сил», был абсолютно убежден в том, что умрет от «отрыва сердца».

Лечение. При острых психогенных реакциях для купирования психоза применяют нейролептики внутримы­шечно (аминазин до 150 мг, стелазин 10-20 мг, галоперидол 1,5-3 мг 2-3 раза в день), а также транквилизаторы (напри­мер, седуксен внутримышечно или внутривенно). Для снятия реактивной депрессии используют различные антидепрес­санты (амитриптилин, лудиомил, пиразидол, мелипрамин). Для лечения истерических психозов эффективны нейролеп­тики (аминазин, стелазин, меллерил, хлорпротиксен, неулептил) или транквилизаторы (феназепам, лоразепам, седуксен).

Под редакцией профессора М. В. Коркиной.


Было полезно? 0



Теперь вы можете записаться к врачу, в клинику или диагностический центр онлайн, прямо у нас на сайте.
Специалисты со всей России с отзывами реальных людей. Отзывы публикуются только от людей, побывавших на приеме!
Записаться к врачу Записаться в клинику Записаться на диагностику

Добавить комментарий
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив